Социалистическое государство - первая по настоящему правовая государственность на планете

Председатель Исполкома

Съезда граждан СССР

Т.ХАБАРОВА

         

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ  ГОСУДАРСТВО – ПЕРВАЯ  

ПО-НАСТОЯЩЕМУ  ПРАВОВАЯ

ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ  НА  ПЛАНЕТЕ

Выступление /предполагавшееся/ на Круглом столе Общероссийского штаба по координации протестного движения, посвящённом Дню прав человека

Москва, 9 декабря 2004г.

 

 

УВАЖАЕМЫЕ  ТОВАРИЩИ,

почему было предложено включить в перечень отмечаемых нами дат вот эту – День прав человека, 10 декабря?

Дело в том, что вся эта проблематика – гражданских прав, свободы, демократии и всего прочего, сюда относящегося,– она на сём этапе полностью монополизирована нашим идеологическим противником. И что хуже всего, наше левое движение в целом ведёт себя так, как будто оно с этой непрошеной монополией согласилось и считает её чем-то естественным и нормальным.

Между тем, такое положение вещей абсолютно неприемлемо. Спекуляции вокруг понятия о «правах человека» – это едва ли не наиболее опасное и разрушительное оружие современной информационно-психологической войны. Фактически почти столетие – начиная ещё с Первой мировой войны – на планете идёт жесточайшая схватка за новый и новый передел убывающих жизненных ресурсов. Страна, которую транснациональный империализм наметил очередной жертвой агрессии, обвиняется в чём? Непременно в нарушении пресловутых «прав человека». Империалистический Запад становится в позу этакого обладателя истины в последней инстанции во всём, что касается этих самых прав. Как это ни позорно, но в глазах мирового общественного мнения стало чем-то само собой разумеющимся, что во имя соблюдения чьих-то прав, хотя бы совершенно мифических, можно не только вмешиваться беспардонно во внутренние дела другого государства, но и вторгаться вооружённой силой на его территорию.

И эта отмычка, при всём её – вроде бы очевидном – примитивизме и даже дикости, действует безотказно. Мало того, разжигает аппетит у её изобретателей. Чем это оборачивается для стран и народов, попадающих в клещи этого информационно-психологического исчадия, слишком хорошо известно. И если сегодня по отношению к чему-либо актуален призыв «раздавить гадину», то прежде всего именно к этому жупелу выдернутых из реального исторического контекста «прав человека», эталон которых находится, якобы, в госдепе США или в штаб-квартире НАТО, в европарламенте и т.д.

И ведь все предпосылки для этого у нас налицо, чего мы стесняемся – непонятно.

Право не есть некий вневременной атрибут, приданный человеку свыше, а это продукт исторического развития, оно коренится в форме собственности на средства производства и радикально меняется от одной общественно-экономической эпохи к другой. Во времена рабовладения или крепостничества считалось вечным, священным и незыблемым правом одному человеку иметь в личной собственности другого как вещь или скотину. Последующие поколения стали смотреть на это как на пережиток варварства. Но разве капиталистическая частная собственность – не такое же дикарство? Разве это не абсурд, что промышленный объект, не могущий ни быть созданным, ни функционировать помимо труда тысяч людей, вдруг оказывается личной принадлежностью какого-то одного человека?

Мы как-то поджали хвост от нашего временного поражения в Третьей мировой войне. Хотя и можно достаточно часто слышать, что социализму нет альтернативы, но посмотришь, как изображается этот самый социализм в писаниях иных «коммунистических» теоретиков – и ахнешь. Сплошь и рядом – боязнь выставить на передний план, превознести именно решающие, ключевые черты социализма, начиная с общенародной, т.е. государственной собственности.

Но ведь система гражданских прав при социалистическом строе так же уходит корнями в общенародную, государственную собственность на средства производства, как вот то, что Запад нынче именует «правами человека», укоренено в собственности буржуазной.

Что такое буржуазная частная собственность? Это такое же присвоение результатов чужого труда, как при рабстве или феодализме, но не в форме обладания личностью другого человека, а в исторически более сложной, денежной форме, через обладание условиями его жизнедеятельности, этого другого человека,– средствами производства. Соответственно, раз богатство в денежной форме, все социальные и потребительские блага должны здесь стать предметами купли-продажи, должны стать рыночным товаром. Ты на всё имеешь право, но с одной оговоркой – если у тебя есть на это деньги. Это прогресс? Несомненно, и огромный,– но только если смотреть отсюда в прошлое. Феодальная организация общества, это тоже был прогресс по сравнению с рабовладельческим строем.

Понятно также, что право присваивать чужой труд не может быть всеобщим,– это неизбежно право меньшинства по отношению к большинству.

Но на смену этому порядку вещей идёт новая цивилизация – социалистическая и коммунистическая.

Как всякая новая цивилизация, она ломает – да, ломает – тот базовый правовой принцип, на котором зиждилась предыдущая эпоха. Это естественный ход событий. Великая Французская буржуазная революция сильно «обидела» французское дворянство. Почему господа буржуазные демократы решили, что с самой буржуазией не может никогда то же самое произойти?

Социалистическая революция кладёт конец праву на создание личного благоденствия путём присвоения условий жизнедеятельности других людей: производственных и непроизводственных основных фондов, земли, её недр и т.д., как записано в ст.11 де-юре продолжающей действовать Конституции СССР. Всё это становится общенародным достоянием, т.е. отходит в исключительную собственность социалистического государства, как естественного, на данной ступени исторического развития, институционального выразителя и представителя общенародного интереса, интереса подавляющего общественного большинства.

Социалистическая революция утверждает всемирноисторически новый принцип организации всей системы гражданских прав: каждый строит своё благосостояние посредством только своего собственного добросовестного труда. Частное присвоение результатов чужого труда исключается. Чужой труд – т.е., научно говоря, совокупный прибавочный продукт – консолидируется и распределяется на всех и каждого только по общественным, государственным каналам: через регулярное снижение опорных розничных цен и всемерное расширение фондов бесплатного общественного потребления. Суммируя, основной правовой принцип социализма – это право каждого на труд и на достижение путём добросовестного труда всей полноты материального и культурного благосостояния, какое возможно при данном уровне развития общественных производительных сил.

Это настолько созвучно нормальной человеческой природе, разуму и нравственному чувству, что через некоторое время,– вне всяких сомнений,– люди во всём мире перестанут понимать, как можно было этому противиться, как можно было предпочитать и прославлять такие порядки, при которых одни роются в помойках и не имеют крова над головой, а другие переводят, в чудовищных размерах, общенародное по своей сути добро на удовлетворение самых низменных, самых извращённых и аморальных прихотей.

Всеобщность права на труд при социализме означает, что прекращает своё существование рынок труда, рабочая сила перестаёт быть товаром. Вместе с нею все социально-экономические гарантии личности – полноценный отдых, жильё, здравоохранение, образование, обеспеченная старость, свободный доступ к культурным и рекреационным благам – всё это также уходит с рынка и превращается, вот именно, в ПРАВА, которые Конституция страны закрепляет за каждым и которые каждый реализует хотя и согласно определённым критериям, но уж точно независимо от того, много ли денег у него в кармане.

Иначе говоря, если когда-либо на планете нашей возникало подлинно ПРАВОВОЕ общество и государство, то это был, есть и будет впредь  социализм. Социалистическая революция в России, Красный Октябрь, сколько бы ни поливали его сегодня всякой грязью, сколько бы ни тужились перечеркнуть память о нём разные политические ничтожества,– это один из величайших всемирноисторических рубежей, это водораздел даже не между двумя формациями, а между двумя общественно-экономическими эрами в истории человечества. И эта новая, послеоктябрьская эра, где производительный процесс в стране,– скажем на сей раз словами Дж.М.Кейнса,– не является больше побочным продуктом деятельности игорного дома[1], где базовые личностные гарантии из предмета рыночного торга становятся неотъемлемыми ПРАВАМИ личности, закреплёнными за нею конституционно,– эта новая эра необратимо началась, нравится это кому или не нравится, она продолжается, несмотря ни на какие временные откаты, и XXI век будет протекать под её знаком, ни под каким иным. Вот это и есть, если хотите, эра Водолея, и не зря Водолей – звёздный символ России.

 

СО ВРЕМЁН Великого Октября на земном шаре сосуществуют, таким образом, два диаметрально противоположных цивилизационно-правовых поля: одно – где священна и неприкосновенна частная собственность, и другое – где священна и неприкосновенна, согласно ст.131 Конституции СССР 1936г., собственность общественная, социалистическая, в двух её формах, государственной и кооперативно-колхозной. Заодно напомню, что по той же Сталинской Конституции 1936г., ст.9, в СССР была узаконена и индивидуальная производительная деятельность, не прибегающая к эксплуатации чужого труда.

И вот, всего того, что происходило, происходит и совершенно однозначно будет происходить впредь в нашем, социалистическом правовом поле,– всего этого в первую очередь нам, коммунистам, пора прекратить стесняться и стыдливо отнекиваться, когда на нас наклеивают ярлыки «огосударствления», «этатизма», «командно-административной системы» и пр. Никакой другой, кроме как обобществлённой, сиречь государственной экономика в обозримом грядущем быть не может и не будет. Она и на Западе стянута в гигантские конгломераты – транснациональные корпорации, мощь которых ничуть не уступает возможностям иных государств. Но ТНК нацелены на извлечение прибыли и приобретение закулисной, внеправовой власти для их хозяев. Социалистическое же государство,– и это видно из всего вышеизложенного,– по мере своего развития всё явственней становится не просто орудием классового господства, но органом массового самовыражения трудящихся как личностей, как носителей субъектности и права.

Вот и судите теперь, на чьей стороне тут «права человека», демократия и свобода. Если фашизм – одна из стадий разложения и агонии частнособственнического общества – принёс человечеству Освенцим, Бухенвальд и Майданек, то современный империалистический глобализм, ещё более омерзительная стадия той же агонии, уже весь мир сплошняком норовит засадить в единый «электронный концлагерь». И это не для красного словца говорится, а вы знаете, какие на сей счёт вынашиваются прожекты, которые,– увы,– могут очень скоро обернуться действительностью, притом самой зловещей.

Вот финал и истинная цена всей трескотни о «правах человека» и всех приглашений в «мировую цивилизацию». Никакой «мировой цивилизации» нет, а есть идущее уже около столетия противоборство последней из эксплуататорских цивилизаций – капитализма и первой на Земле неэксплуататорской цивилизации – социалистического строя. Идёт, по существу, перманентная война, которая с конца 1940-х годов,– не буду уже ссылаться на многократно публиковавшиеся документы Совета национальной безопасности США,– приняла характер необъявленной диверсионной войны американского империализма против СССР и его союзников, т.е., фактически, Третьей мировой войны. Её стали называть информационно-психологической, информационно-интеллектуальной и т.д.

Но от этого суть её не меняется: это была и есть (ибо она далеко ещё не окончена) агрессивная, истребительная, всецело противоречащая нормам международного права война, о целях которой с предельной ясностью сказано в директиве Совбеза США №20/1 от 18 августа 1948г. и в других подобных материалах. Это насильственное свержение Советской власти, разрушение основ социалистического общественного устройства, уничтожение оборонного и промышленного потенциала нашей страны, расчленение её территории и геноцид населения. Цели эти в удручающей степени достигнуты, при помощи внутренних коллаборантов, что также предусматривалось планами агрессора. Фактическая сторона дела у всех перед глазами, перечислять не буду. В 1981г. директор Информационного агентства Соединённых Штатов Ч.Уик говорил: «Мы находимся в состоянии войны с Советским Союзом».[2] На радио «Свобода» и сегодня работает некто Д.Волчек. В 1992г. эта… не знаю, как здесь половчей выразиться,– заявляла в эфире: главная задача «реформ» в СССР – это уничтожение Советского народа. «Коммунисты говорят о социальном эксперименте, поставленном на этом народе. И верно, это и есть жестокий эксперимент на выживание. Можно говорить что угодно о компенсациях, социальной защите малоимущих, гуманитарной помощи. Но и экспериментаторам, и подопытным ясно, что всё это в общем-то фуфло, инъекции, способные в лучшем случае ненадолго продлить агонию.»[3]

Вот что скрывалось в действительности за шумихой вокруг «прав человека», вот какую «свободу» они нам готовили. С какой наглостью чесали они языками 13 лет назад, когда были уверены, что все мы повымрем через год-другой. Тем не менее, «эксперимент на выживание» над Советским народом продолжается. С 1992г., с момента вступления Российской Федерации в Международный валютный фонд ни один закон или подзаконный акт в РФ не выходит в свет без санкции американских и западноевропейских «экспертов». Так что именно эти поборники «прав человека», равно как представляемые ими организации и государства, несут полную ответственность за изуверское, антиправовое по самой своей сути российское «законодательство» последних полутора десятилетий, по которому разбазариваются природные богатства страны, уничтожаются градообразующие предприятия и целые отрасли производства, душится сельское хозяйство, гробятся армия, наука, инженерно-техническая мысль, обрекается на вымирание по миллиону наших граждан в год. И после всего этого, после неисчислимых, ими же спровоцированных преступлений против мира и человечности, едва ли не те же самые лица, организации и государства поднимают в европейских учреждениях визг о каком-то «суде над коммунизмом»!

Общероссийское протестное движение имеет сегодня все основания открыть Белую книгу преступлений транснационального империализма на нашей земле, по образцу Белых книг, выпускавшихся в период Второй мировой войны и содержавших сведения о злодеяниях германского фашизма на оккупированных им территориях. Это был бы наилучший ответ любым политическим извращенцам, которые влезают в чужую страну с намерением уничтожить её народ – и ещё имеют наглость планировать какие-то судилища над тем же народом и над теми порядками, по каким он, никому не мешая, мирно жил до их вторжения.

 

САМО СОБОЙ РАЗУМЕТСЯ, никто не собирается утверждать, что в Советском Союзе всё было безупречно. По историческим меркам советская система была очень молода, строилась он на ходу, в обстановке перманентного внешнеполитического стресса, да и классики отнюдь не всё могли предугадать; а в послесталинскую эпоху, там вообще накатила массированная диверсионная война. Неудивительно, что и недоработки были, и прямые диверсионные накладки, и такие участки, до которых просто исторически очередь ещё не дошла.

Поэтому в заключение взглянем на происшедшее не с точки зрения тех, кого оккупанты обрекли на исчезновение с лица Земли,– у этих понятно, что перспективы нет никакой,– а с позиции тех, кто склонен видеть в случившемся и нечто положительное. Вот, дескать, и у нас наступила демократия: была одна партия – а стало много, выборы были безальтернативные – а теперь кандидатов полно, гражданское общество нарождается, свобода слова, печати, митингов и шествий…

Давайте вкратце по пунктам.

Однопартийность – это недостаток или достоинство социализма? По большому счёту – достоинство. Государство должно быть и в недалёком будущем повсюду станет идеократическим, оно должно направляться идеями, идеалами, народ должен иметь перед собой великую вдохновляющую цель. Структура, отвечающая за солидарное общественное целеполагание, должна занять подобающее ей место в ряду прочих государственных институтов. Это объективный процесс, которым неизбежно будут сопровождаться переход к неэксплуататорскому общественному устройству и изживание классовых антагонизмов.

Обществу для его развития нужно не множество партий, а ему нужна свобода, беспрепятственность и защищённость разумного критически-творческого волеизъявления, от кого бы такое волеизъявление ни исходило, хотя бы от отдельной личности,– почему обязательно от конкурирующей партии? Зачем вам в партию сбиваться, если государство вас и так услышит? И такие механизмы, ориентированные преимущественно на критически мыслящую личность, нежели на группу, они как раз скорее могут быть разработаны при формально «однопартийной», идеократической системе, и наработки такого рода имеются.[4]

Альтернативные выборы.

Мы на эту альтернативность достаточно уже насмотрелись и видим, что сама по себе, взятая как самоцель, она никаких общественных проблем не решает,– кроме того что во власти оказывается масса людей, которым там нечего делать. Но в каком-то разумном варианте она, безусловно, при очередном редактировании появилась бы и в советском избирательном законодательстве. Это вопрос не принципиальный, до него,– вот именно,– просто руки у законодателя не дошли, и не из-за чего тут было свистопляску устраивать.

То же следует сказать о митингах, шествиях и прочем. Ничего этого Конституция СССР не запрещала, там это всё прописано. Многие нынешние «демократы» и при Советской власти занимали весьма внушительные посты. Сели бы да составили соответствующие правоприменительные документы, кто же вам мешал? Зачем свою безрукость и безынициативность валить на социализм?

Свобода печати, это уже полный анекдот.

Что творится в наших СМИ, «освобождённых» от всякой ответственности перед обществом, перед своими соотечественниками,– никому растолковывать не надо. И почему, если газета принадлежит государству, то она обязательно «несвободная», а если вору, неизвестно как приобретшему свой капитал,– то тут мы должны верить, что «независимость» расцвела? И какая нынче «свобода» печатного слова для рядового гражданина, если у него, опять-таки, нет денег, чтобы свои соображения обнародовать в частном порядке? Но неподцензурная микротиражная пресса вполне может иметь место и при социализме, и она наверняка где-то в 90-х годах заселила бы наше коммуникационное пространство и без всякого «реформаторского» людоедства.

Кстати, и заставить государственную газету, законодательными мерами, внимательно отнестись к обращению «человека с улицы», провести с ним определённую работу и опубликовать, если оно того заслуживает, несравнимо проще, чем принудить к тому же какого угодно частного, «независимого» владельца.

И так по всему спектру хвалёных «политических» прав, которыми нас якобы облагодетельствовали.

Или это что-то такое, что могло быть своим чередом реализовано в процессе конституционного развития самого советского общества, причём в гораздо более здравом виде. Или же это нечто ненужное и попросту вредное, вроде «свободы» круглосуточного пьянства, игорного бизнеса, проституции, однополой любви, пропаганды разврата и насилия и т.п. общественно опасных явлений.

Среди этих «прав»,– если разобраться,– вряд ли отыщется хоть одно, которое не паразитировало бы на каких-то тёмных, атавистических сторонах человеческой натуры. Тогда как их внедрение в нашу жизнь приводит к потере и гибели реальных, позитивных человеческих ценностей. Наши люди должны уметь чётко во всём этом ориентироваться, безошибочно различать между демократией подлинной и мнимой. В числе прочих фантомов информационно-психологической войны, их сознание должно быть очищено также и от специфического «правового» дурмана. И для нашего протестного движения это одна из насущных и безотлагательных его задач.

[1] См. Дж.М.Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег. М, «Прогресс», 1978, стр. 223–224.

[2] См. Д.А.Волкогонов. Психологическая война. М, Воениздат, 1984, стр. 108.

[3] «Советская Россия» от 3 марта 1992г., стр. 4.

[4] См. Конституция СССР. Новая редакция. Проект. Представлен Конституционной комиссией Съезда граждан СССР. Принят за основу Расширенным пленумом Исполкома СГ СССР 27 декабря 1997г. Информбюллетень «Светоч» №40, июнь 1998г.- февраль 1999г.